evrica_taurica: (сосна)
МЦ
Начало здесь:
http://evrica-taurica.livejournal.com/45793.html#comments

Ариадна Эфрон в воспоминаниях о матери пишет:
«Была спартански скромна в привычках, умеренна в еде».
Попробуем рассмотреть, если позволительно сказать, г а с т р о н о м и ч е с к и й  аспект некоторых цветаевских стихотворений.
Иными словами – каков Рацион Поэта?
В стихотворении  «Ночь» читаем:
Ночного листика во рту вкус.
Из хлорофилла этого листика выросли цветаевские «Деревья», мощный поэтический цикл; ода Безымянному Кусту, гимны Бузине и Рябине. Кстати, по гороскопу друидов Цветаева – Рябина.
Read more... )
8 октября 1892 года родилась Марина ЦВЕТАЕВА
evrica_taurica: (сосна)
Маяк
Поэтические миры Марины Цветаевой и Владимира Маяковского располагаются в одной звёздной галактике. Оба поэта являются носителями русского идеалистического менталитета, для которых артикулируемые обществом псевдоценности, такие как собственность, богатство, накопительство, - приобретают значение сатирических мишеней.
Общие болевые точки, сходные настройки душевного компаса и порой даже синхронность эмоциональных реакций дают в итоге интересные художественные параллели, а то и сложные переплетения, своего рода перекрёстки общих тем, сопряжённых с наиболее сущностной проблематикой не только поэзии, но и бытия.
Так, тема Музыки, в сопровождении близких коннотаций (Голос, Флейта, Музыкант, Дирижёр) у Цветаевой и Маяковского плодотворно оппонирует комплексу смыслов области профанного: еда, жратва, гурманство, обжорство.
Это та генеральная оппозиция, которую я обозначу как
                                                               Дирижёр и Жор.
Read more... )

J.J.

Feb. 2nd, 2013 07:30 pm
evrica_taurica: (Default)

leonid-osseny-15
Любите ли вы Джойса?

Отвечайте правду, и только правду.
Я предпочитаю читать талантливых истолкователей  Джойса– Сергея Хоружего, Игоря Гарина.

Впрочем, «Портрет художника в юности» мне в моей юности нравился весьма. А потом зачитывалась отдельными главами из «Улисса» в старых номерах «Интернациональной литературы»  (за 1936 год!), пока весь роман не был переведён. Шекспировскую дискуссию в библиотеке и уморительные сцены в редакции перечитывала по нескольку раз.

И вот является Фолиант. Теперь величавый замысел может быть оценён по достоинству. Но что это? По мере проникновения в материал возникает и крепнет стойкое ощущение погружения в клоаку. Наконец экзистенциальная тошнота становится хронической, и никакие приёмы литературной эквилибристики не в силах помочь преодолеть гадливость. Муторно…

Зачем писать о нелюбимом авторе?


Read more... )


2 февраля 1882 года родился Джеймс Августин Алоизиус Джойс


evrica_taurica: (для ответов в комментариях)

           c9da15e124e60ff78028f5eb094844f0 

«У меня душа широкая, как у троянского коня пузо. Я многое смогу вместить, если захочу понять».

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Напутствуемые этими словами, попробуем примерить парадигму  о д и с с е и  на творение рук Венедикта Ерофеева.

КОКТЕЙЛЬ «МОСКВА-ПЕТУШКИ».

Итак, записывайте.

Компоненты: Рабле и Радищев – по 40 грамм;

Гоголь и Достоевский – по 50 грамм;

20 граммов самобытной российской философии Василия Розанова

И 30 грамм – древнегреческий поэт Гомер.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


Read more... )Read more... )Read more... )




evrica_taurica: (сосна)

      «Я обращаюсь с требованьем веры

              И с просьбой о любви»

                   

            Об одном новозаветном мотиве

                 в поэтическом творчестве

                       Марины Цветаевой

     Библейская и новозаветная тематика, фразеология, идиоматика буквально напитывают поэзию Марины Цветаевой.

В моей работе речь пойдёт о Фоме Неверном.

Фома Неверующий – образ нарицательный, с оттенком порицательности, - не раз привлекал творческое воображение Цветаевой.

В первом приближении к этому персонажу в предисловии к пьесе «Феникс» Марина даёт ему задорно-хлёсткую характеристику:
«Театр (видеть глазами) мне всегда казался подспорьем для нищих духом, обеспечением для хитрецов породы Фомы Неверного, верящих лишь в то, что видят, ещё больше: в то, что осязают.

Некоей азбукой для слепых. А сущность Поэта – верить на слово!»

Неоднократно внимательный слух отмечает отголоски, так сказать, фоминской темы в цветаевском творчестве.

Так, например, голосом Фомы произнесённое

                           Не успокоюсь, пока не увижу,

                           Не успокоюсь, пока не услышу

- перепев евангельского мотива, но сходство – внешнее:

это речь взволнованного влюблённого.

Вот ещё –

                                 Я душа твоя: Урания –

                                                 В боги дверь.

                                В час последнего слияния

                                                 Не проверь!

(Сыск оскорбителен, вещественные доказательства излишни)

Далее.

Автор с сарказмом замечает, что современный Фома – патологоанатом:

                           Доктора узнают нас в морге

                           По большим, не в меру, сердцам.

(Не по стихам судят Поэта, а по размеру внутренностей. Опять – влагая проверяющую руку, да ещё с прибором.

Характерное цветаевское: Орган – и оргАн)

Метод Фомы так же далеко отстоит от поэзии, как почвоведение – от  эпитафии:

                           Напрасно глазом, как гвоздём,

                           Пронизываю чернозём.

Но есть и ряд стихотворений, в которых Фома фигурирует непосредственно.

В  цикле «Земные приметы» (1922) Фома упомянут в 1-м стихотворении.

                             Так, в скудном труженичестве дней,

                             Так, в трудной судорожности к ней

                             Забудешь дружественный хорей

                             Подруги мужественной своей.

                             Её суровости горький дар,

                             И лёгкой робостью скрытый жар,

                             И тот беспроволочный удар,

                            Имя которому – даль.

                           Все древности, кроме дай и мой,

                           Все ревности, кроме той, земной,

                           Все верности – но и в смертный бой

                           Неверующим Фомой!

Четвёртое стихотворение цикла первоначально начиналось иначе.

В автографе сохранился вариант:

                           Дело не в том:

                           Нынче меня, а потом другую!

                           Лёгким перстом

                           Новую рану твою ревную.

(Запомним это: рану - перстом).

Цикл посвящён А.Г. Вишняку – о любви Марины к нему, о любви Марины к Любви, поэтическое прижизненное снятие маски с любимого – ради бессмертия его в стихах.

                               …чтоб не зачах

                               …чтоб не усоп

                              …чтоб не истлел с надписью «не опознан».

Эта россыпь земных примет, себе-Фоме предъявленная, - перед тем как «слеполетейский мрак – нА плечи ляжет» («Земные приметы», 8).

Как видим, постепенно выявляется парадоксальное сближение: суть Фомы, которую можно сформулировать как мания исследования, - оказывается и сердцевиной цветаевской поэтической сенсорики.

Так, в одном из писем Марина Цветаева пишет: «Я ногами себя дам топтать, только бы узнать тайну человеческой души».

Это ли не мания!


Read more... )

Profile

evrica_taurica: (Default)
evrica_taurica

December 2016

S M T W T F S
    1 23
4 567 89 10
11 1213 14151617
181920 21222324
2526 27282930 31

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:51 am
Powered by Dreamwidth Studios